Про смерть любимой собаки

свеча памятиМаленькая йорочка Буся умерла в ночь на 14 января 2012 года, на старый Новый год. По моему недосмотру, кобель мальтез повязал маленькую йорочку…многоплодная беременность…роды…я не справилась с послеродовой эклампсией у Буси, часто бывающей у миников.

Горе обрушилось на меня, как лавина…Обливаясь слезами, помыла ребенка, расчесала красивые волосы, на макушке завязала привычный хвостик резинкой. Это была первая смерть домашнего питомца, для меня — «шерстяного ребёнка». А-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

За окном светало…Что делать…ведь нужно что-то делать… Включила компьютер и, забив в поиске «УМЕРЛА СОБАКА«, сквозь слезы стала читать информацию про кремирование домашних животных, которую выдал гугл. Кому довериться, чтобы забрав дорогое тельце, мне вернули её прах без примеси полутора десятка кошек, или, еще хуже, не выбросили на ближайшую свалку? Нашла информацию о двух крематориях для животных в Московском регионе. Позвонила в ветеринарную клинику имени доктора Карпенко (Зеленоград, пос. Андреевка). По телефону ответили, объяснили, что такое индивидуальная и общая кремация: «Приезжайте, встретим вас в Зеленограде.»

Самая страшная ночь в моей жизни прошла, на часах 8 часов утра. Кладу Бусю в переноску, в дверях остановилась, подумала: «Разбудить или нет дочку, чтобы проститься? Нет, пусть спит…это моё горе.»

Не совсем адекватно понимая окружающую меня реальность, со слезами на глазах, но я все же прибыла в Зеленоград. Последние минуты перед окончательной разлукой…Заказала индивидуальную кремацию: при мне положили тело моего маленького «шерстяного ребетёнка», при мне через 1,5 часа вынули и ссыпали прах в самую маленькую бархатную  урну.

Я впервые теряла любимое существо. Боль и растерянность, чувство вины, опустошение сначала были невыносимыми. В какой то момент, я неверующий человек, но глубоко несчастный в своем горе, всегда живущий по принципу «не сотвори себе кумира», решилась пойти в церковь. Мне казалось, что в здании Церкви, в Храме, мы ближе к умершим… Но позвонив в ближайшую церковь, я узнала, что поминальную свечу нельзя поставить за собачку и помолиться за собачку  нельзя, грех…

Обратившись в гугл, действительно, нашла в инете ответ одного священнослужителя: «Собака не является членом Церкви, и молитва за нее в том же смысле, что за человека, невозможна. Невозможно поименное поминовение животных на богослужениях, нельзя ставить за них свечи и т.п., и это правда будет кощунством, но помолиться святым-покровителям животных: Фрол и Лавр, мученик Трифон в православии, Св. Франциск Азисский в католичестве — можно, в этом нет ничего плохого».

Потом мне попалось интервью со священникам Русской Православной Церкви (РПЦ) — отцом Геннадием Коршуном, который сказал : «Каждый священник — человек. Нет на земле ангелов среди священства. Поэтому, прежде всего, не обижаться надо на слабости или непонимание батюшек. Не представлять себе, что «поп Иван» конечная инстанция Церкви. Просто пойти к другому священнику, а непонимающего пожалеть, пожалеть его слабость. Попытаться найти понимание в другом храме. И думать о себе, своих грехах, не осуждая никого».

Искать помощи в РПЦ не стала. Отторгаются слова, используемые применительно к собаке: скотина, околела, скотская душа…

«Молилась» по своему дома, просила прощения  у Бусеньки за то, что не уберегла…

На одном православном сайте прочитала интервью со  Святейшим Патриархом Московского и всея Руси Кириллом: «Я хорошо отношусь к животным и очень люблю собак. У меня есть три собаки в Москве и две в Смоленске. Никогда Церковь не считала собак нечистыми животными, никогда не запрещала им входить в помещение. Очень многие выступают против того, чтобы собака заходила в храм, но не по богословским мотивам, а по причинам чисто традиционного, исторического характера, укорененным, как мне кажется, в представлениях о гигиене.»

У покойного Патриарха Алексия II было несколько собак декоративных пород: «Я всегда любил животных. Меня через всю жизнь сопровождают собаки, — говорил Патриарх. — После того, как с ними повозишься, становится легко и покойно на сердце. Дома у меня была собачка по кличке Чижик, которая недавно околела. Сейчас остались три. Кеша — это мопс. Пушок — пекинес.»

Когда я кремировала свою собаку, крематор Михаил, как мог, оказывал психологическую поддержку, поведал, что Патриарх Алексий II  у них кремировал свою любимую собачку и объяснил, что не является грехом захоронение в могилу умершего урны с прахом очень любимого им при жизни домашнего животного. Я считала, что церковь отрицательно относится к кремации, но потом нашла подтверждение словам крематора:«…Православная церковь в лице Патриарха всея Руси Алексия II заявила, что кремация как способ погребения, не противоречит православным канонам, хотя и не приветствуется церковными иерархами. Подтверждением такой позиции РПЦ может служить тот факт, что в крематориях российских городов православным священникам официально разрешено проводить службы по отпеванию умерших.»

Я изучала тему потерь, как советует  психотерапевт — писатель Владимир Леви, стараясь осмыслить ее — тему непоправимого, тему смерти и горя – психологию переживания этих сторон жизни – всё то, что бывает с людьми при этом, все разнообразные случаи и типажи. Поддержка подруги: «Ну, это же только собака», — не помогала. Люди вообще любят своих близких каждый по своему: кто-то не страдает, детей выбрасывая на мороз, кто-то кончает жизнь из-за чувства вины за смерть собаки (http://www.utro.ru/articles/2012/02/01/1026047.shtml).

Изучала и училась жить с болью в сердце… Оказывается, у католиков есть добрая традиция — в дни святых, покровителей животных — Благословлять домашних животных.

В нашей стране такое наступит, видимо, не скоро…

Собачий век недолог. Жаль…
Но одному я рад, не скрою:
Собаки попадают в рай…
Так уготовано судьбою.
Там предстоит хозяев ждать…
Не день, не два… Бывает — годы…
И как беднягам не устать
От этой призрачной свободы?
В раю — нет зимних холодов,
И жарко тоже не бывает…
В достатке пища, теплый кров,
Никто на хвост не наступает…
Там вековых деревьев тень…
Но пропустить никак нельзя им
Тот самый долгожданный день,
Когда вернется к ним Хозяин…
И с ним не будет поводка…
Команд… Прививок бестолковых…
Ах, если б обнял он слегка…
Ах, если б в морду чмокнул снова…
Шершавым языком опять
Лица б знакомого коснуться…
Они нас ждут. И будут ждать.

И обязательно дождутся…

Каждая жизнь рано или поздно заканчивается смертью. И имея еще четырех собак породы мальтезе, я понимаю, что это не последняя моя потеря…но теперь я, моя душа — защищённее что ли, вследствие пережитого.
С болью потери маленькой йорочки я научилась сосуществовать, и сейчас боль стала менее «оглушительной», утихла, свернулась, спряталась вовнутрь, в глубину души и я даже могу писать про это, хотя это и больно.

Я не смогла расстаться с урной с прахом Буси. Но сейчас я знаю, что не у меня одной в укромном уголке квартиры урна с прахом дорогого питомца дожидается своего часа. Мне рассказывали про пожилую пару, которые при кремации просили разделить прах на две урны, чтобы каждый из них имел возможность в определенный час забрать с собой частичку очень любимой при жизни собаки.

Домашние собаки  — пленники наши и они с нами «на время» — человеческая жизнь длиннее собачьей. Любите их при жизни!

Я соболезную всем, кто потерял своего любимого питомца.

Эта статья для тех, кто набирает в поисковой строке гугла «УМЕРЛА ЛЮБИМАЯ СОБАКА».

14 января 2013 г.

 

Наверх